Германцы в Африке

 

В 429 г. Западно-Римская империя продолжала состоять из фактически трёх независимых регионов, полностью подчинённых командующим расположенных в них армий. Италией руководил базирующийся в столичной Равенне Феликс. Там же находился двор восьмилетнего императора Валентиниана Третьего, от имени которого правила его мать Галла Плацидия. «Галлией», то есть узкой полоской земли, вытянувшейся на север вдоль Роны и Рейна, руководил Аэций, чей штаб был в Арле (Прованс). Третьим регионом - Африкой (Тунис, Марокко и север Алжира) командовал Бонифаций, его столицей был Карфаген (в нынешнем Тунисе). Формально к империи относилась и Испания, однако она была целиком во власти германских племён. Находившийся там командующий римским гарнизоном Астерий обладал очень слабой властью. Между Аэцием, Феликсом и Бонифацием продолжалась скрытая борьба – за высшую власть в империи. Поскольку Аэций не мог надолго покинуть свой участок фронта, где приходилось постоянно защищаться из-за напиравших из-за Рейна германских племён, он был вынужден действовать скрытно. При помощи переписки Аэций смог настроить друг против друга Феликса и Бонифация. Феликсу он написал, что Бонифаций собирается вторгнуться в Италию, а Бонифацию – что имперские власти собираются его казнить. В результате вспыхнула война между римскими провинциями. Бонифаций легко отбил первое нападение, однако с присланной из Италии армией генерала Сегисвульта справиться не смог. И в результате позвал на помощь уже много лет разорявшее Испанию племенное объединение вандалов и аланов во главе с королём Гейзерихом.

Вандалы и до того мечтали проникнуть в плодородную Африку. К тому же их теснили вторгшиеся из Аквитании вестготы короля Теодериха. Полностью терять Испанию вандалы всё же не собирались. Однако, когда вся их 80-тысячная армия уже собралась на берегу Гибралтарского пролива, на оставленные ими земли позарились жившие на северо-западе Испании германцы-свевы. Быстро развернув построение, Гейзерих нанёс свевам сокрушительное поражение. Был убит возглавивший их армию сын короля свевов Эрменриха (его звали Хермеридао). Однако вандалам эти земли тоже не достались, – без своего флота они не могли контролировать территории на двух берегах Средиземного моря.

Вандалы переправились в Африку на предоставленных  Бонифацием кораблях. По договору с ними Бонифаций выделил вандалам треть земель в Африке. Хотя всё же, судя по всему, он не ожидал, что вандалы переправятся в Африку целиком. В любом случае вандалы должны были оставаться на территории Марокко и не двигаться дальше на восток, кроме тех частей, которые должны были оказать военную помощь Бонифацию против Сегисвульта.

Поначалу так и было. При помощи вандальских подразделений Бонифаций почти уничтожил армию Сегисвульта. К этому времени в Равенне наконец-то разобрались, что война с Бонифацием вспыхнула по недоразумению. Особую роль в примирении сторон сыграл знаменитый богослов Августин Блаженный. К Бонифацию было отправлено миротворческое посольство во главе с дипломатом Дарием. Конфликт был исчерпан. Бонифацию, к которому всегда была расположена императрица Галла Плацидия, вернули официальное звание наместника Африки, отобрав его у Сегисвульта. Однако вандалов из Африки уже было не изгнать.

Целью Гейзериха была, конечно, не каменистая территория Марокко, а именно плодородный Тунис – «Проконсульская Африка», - житница всей Римской империи. Высадившись в Африке, Гейзерих решил не ждать, когда прекратится война внутри римской армии, и двинул свой народ на восток. Меньше чем за год огромная орда вандалов и аланов беспрепятственно прошла 1200 км, и в 430 г. подошла к Карфагену. Все мольбы Бонифация к вандалам – вернуться на исходные позиции, были напрасны. Пришлось ему вступить с ними в битву. И вандалы наголову разбили римское войско. Его остатки, во главе с самим Бонифацием, скрылись за мощными стенами города Гиппон Регий – резиденции епископа Августина Блаженного. Вандалы осадили город и держали осаду 14 месяцев. Кроме того, в осаде оказались город Цирта (Константина) на севере Алжира (древняя столица Нумидийского царства) и сам Карфаген. Остальная территория римской Африки была легко захвачена вандалами. В том же 430 г., не выдержав ужасов осады, в Гиппоне умер 76-летний Августин – один их самых гениальных писателей и философов в истории человечества. Почти всю жизнь прожив в самой спокойной провинции, он со стороны наблюдал за разорением варварами европейской части империи, в том числе - за захватом в 410 г. вестготами «Вечного города» - Рима, после чего написал труд «О граде вечном», где говорил, что не нужно расстраиваться из-за падения городов на этом свете, – перед воротами вечности. Однако, когда он сам оказался в положении осаждённых римлян, то не смог отнестись к этому «философски».

Равеннский двор осознавал, что главный виновник катастрофы, постигшей империю и лишившей её самой плодородной провинции, был интриган Аэций. Однако наказать Аэция императрица не могла. Он был необходим для защиты рейнской границы и, кроме того, он сам обладал огромными вооружёнными силами, а также поддержкой гуннских полчищ, захвативших тогда почти всю Европу – между империей и Балтийским морем.

К этому времени гунны, начисто разорив балканские провинции Византийской империи и заставив императора Феодосия Второго ежегодно выплачивать огромную дань, опять обратили свои взоры на запад. На тот момент империя гуннов состояла из трёх улусов, возглавляемых тремя братьями. Старший из них - Ругила, со ставкой в венгерском ныне городе Токае, обладал почти всей Центральной Европой. Он и разорял балканские провинции. Второй брат, Октар, фактически контролировал всю Германию. Владения третьего брата Айбарса (Бейбарса, римляне назвали его Оиварсием) были значительно меньше и ограничивались бассейном реки Савы на севере Хорватии и юге Австрии. У сыновей давно умершего четвёртого брата Мунждука, – Аттилы и Бледы, своей земли не было, и они воевали на стороне своих дядь в зависимости от военной ситуации.

В данном случае Аттила, который до того помогал Ругиле, решил помочь дяде Октару в его захвате земель к северу от Дуная на территории нынешней Баварии, в том числе и тех земель, где сейчас стоит Нюрнберг. Под расположенным рядом с Нюрнбергом городом Эрлангеном стоит гора Атцельсберг (т.е. «гора Аттилы»), возможно названная так в честь этих событий. Тогда эти земли уже два столетия населяло германское племя ютунгов, не желавшее подчиняться ни римлянам, ни гуннам. Аттила нанёс ютунгам сильный удар, в результате которого ютунги массово бежали на запад и, переплыв Рейн, проникли на римскую территорию – в Савойю; частично они поселились к югу от Дуная - в южногерманских провинциях Норик и Реция. Однако в 430 г. Аэций выбил их из Савойи, после чего совершил совместную с Аттилой карательную экспедицию против оставшихся ютунгов - в Норик и Рецию. Эти территории давно уже с трудом контролировались римлянами, которые оставались только на окружённых врагами высотках, контролирующих альпийские перевалы, ведущие в Италию, – так располагался, к примеру, римский лагерь-крепость в Кемптене. Крупные города, вроде Аугсбурга, тоже остались римскими. А в основном там с 260 г. жили родственные ютунгам алеманны. После этой операции эти земли (особенно к северу от Дуная), похоже, стали вотчиной Аттилы, до того своей земли не имевшего. Возможно, Атцельсберг стал его личной ставкой.

Естественно, даже при поддержке гуннов, Аэций не чувствовал себя в безопасности. Особенно он опасался длинных рук Феликса, командующего войсками в Италии. Ещё в 426 г. Феликс смог организовать на расстоянии убийство поддерживающих Аэция - епископа города Арля – Патрокла, а также римского дьякона Тита. Кроме того, Патрокл и Тит были «агентами влияния» амбициозного александрийского патриарха Кирилла, и поддержкой местного населения не пользовались. Патрокл был назначен на должность епископа папой Зосимой в 418 г. и пытался подчинить себе всех епископов Прованса. На место Патрокла был назначен необычайно популярный в народе Гонорат, основатель одного из важнейших во Франции и поныне Леринского островного монастыря. В 429 г. Гонората сменил его соратник - Илларий. Их обоих сейчас поминают вместе - как «арльских святых». Когда Аэций получил от Феликса вызов на суд в Равенну, он и не подумал туда отправляться, но спровоцировал солдатское восстание в Равенне - против  «набожного мужа» Феликса, напомнив солдатам о некоторых «художествах» их командующего. И Феликс со своей женой Падусией и поддерживающим его дьяконом Грунитом был убит перед воротами Урсианской церкви в Равенне.

Пришлось Галле Плацидии дать Аэцию статус командующего всеми войсками империи. Её политика сталкивания лбами трёх амбициозных полководцев (ради удержания собственной власти), потерпела фиаско. Отныне даже прибывающую на императорский адрес почту курьеры доставляли не ей, а Аэцию, независимо от того, где он находился.

Почти сразу после этого Аэций, перебив под Арлем одну из вестготских банд, неожиданно осадившую этот город (при этом захватив в плен их предводителя Анаольса), и нанеся предупреждающий удар по франкам, вернулся в столичную Равенну, предоставив ведение дальнейших войн против германцев гуннам, в распоряжение которых перешли и охранявшие Рейн римские гарнизоны.

 

Иллюстрации:

 

1. Самый древний портрет Августина (6 век)

 

2. Современный замок Атцельсберг

 

3. Леринский монастырь

 

4. Св. Гонорат

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________