Германия – центр христианского мира

 

311 год стал одним из переломных в истории Европы. По сути с этого года можно начинать предысторию средневековья, несмотря на то, что ещё два века будет длиться история древнего мира. Самым заметным событием этого года был эдикт терпимости, провозглашённый перед смертью верховным римским императором Галерием в городе Сердике (нынешней Софии). С этого момента Римская империя прекратила всяческие преследования христиан, и хотя христианская церковь тогда не стала государственной, фактически это было началом христианской истории Европы, которая продолжается до сих пор. Римская цивилизация стала христианской. Сама христианская культура после выхода из «катакомб» существенно изменилась, становясь всё более непохожей на языческую культуру римлян – «раннехристианский» этап сменился «древнехристианским». Главы церковных общин – епископы вливаются в руководящие структуры империи, помогая воздействовать на народ методом убеждения. Всё же правящая элита империи оставалась верной богам Олимпа.

Однако это был и год окончания первой волны переселения народов, начатой Маркоманнскими войнами в 150–е годы. Император Константин, правящий в Западной части Римской империи (Зарейнской Германии, нынешней Франции, Британии, Испании), разгромил германские племена, обитающие по другую сторону Рейна, настолько сокрушительно, что они надолго прекратили попытки переселений на римские земли. При этом римский город Кёльн был связан с другим берегом мощным мостом, на другом берегу которого появилась первая внутригерманская крепость Дойтц, которую Константин использовал не только для обороны, но и для постоянных рейдов вглубь германской территории. При этом Дойтц становится и местом торговли римлян с германцами, и центром распространения римской культуры в германских землях, которые позже в честь этой крепости стали называть себя словом «Дойчланд». Несмотря на то, что германцы на тот момент были вооружены не хуже римлян (у каждого воина был свой меч), они во многом утратили свой воинственный пыл – новый уровень техники мог обеспечить хорошие урожаи и на территории Германии, и народ воинов превращался в народ земледельцев. А «профессиональные» воины, которых в Германии был переизбыток, переходили на римскую службу. Поскольку сами римляне воевать не хотели, римская армия комплектовалась в это время почти сплошь из германцев. Распространение среди обеих сторон христианства способствовало примирению до того непримиримых цивилизаций.

Столица Константина находилась в другом, ныне немецком городе, – Трире, который давно обогнал Кёльн в своём развитии, несмотря на то, что изначально именно Кёльн был центром Римской Германии. Теперь же опять начинает расти значение Кёльна. Через новый, единственный на Рейне мост в Кёльн проникает много германских переселенцев, и он начинает быстро превращаться в один из крупнейших городов Европы.

Сам Константин христианином не был, несмотря на уважительное отношение к христианам. Ревностной христианкой была его мать Елена. По римской традиции влияние матери императора было равно влиянию самого императора. Поэтому Трир, который и так благополучно избежал антихристианских репрессий, становится центром христианского мира, вытесняя Рим. Дворец императрицы-матери Елены становится местом массовых собраний христиан во главе с епископом трирским. Его называют «дом» - как называются сейчас все соборы при епископах, от латинского слова «домус» - «духовный совет». Епископом Трира оставался Матернус, который становится идеологическим советником императора. Его роль в христианской церкви была тогда значимее, чем у римского папы. Возглавляемая им «галльская церковь» оказывала влияние на всё христианство. Биография этого епископа овеяна легендами. Якобы направил его в Трир сам апостол Пётр (распятый за три века до рождения Матернуса), потом Матернус умирал (во второй раз, в детстве его тоже удалось воскресить) и был воскрешён при помощи посоха святого Петра, который и хранится поэтому в Германии - в Кёльне, а чехол его - в Трире. В самом же Риме посоха Петра нет (есть только крест), несмотря на то, что Пётр считается первым римским папой. В сущности это говорит о планах Константина официально перенести апостольскую столицу в Трир.

При этом хотя сам Константин всегда склонялся к единобожию, признавал он (по очереди) кого угодно, но только не Христа. В бунтарской молодости он верил в бога войны Марса, после заключения союза с бывшим императором Максимианом – в Геркулеса, поскольку тому поклонялся сам Максимиан. После того, как Максимиана Константину пришлось повесить, он стал поклоняться Аполлону, особенно после того, как в 310 г. увидел видение солнечного бога в трирском храме Аполлона. Однако культ Аполлона становился очень похож на культ восточного бога Митры и всё больше приобретал черты средневековой католической мессы. Христианские богослужения той поры были значительно проще.

Тем временем система одновременного правления в Римской империи нескольких императоров, введённая находящимся на момент этих событий в добровольной отставке, но ещё живым императором Диоклетианом, становилась всё больше далекой от идеала. После смерти верховного императора Галерия его место должен был занять Максимин Даза, до того из Антиохии правящий Ближним Востоком. Однако имперскую резиденцию – Никомедию на проливе Босфор ему пришлось фактически захватывать с боя, так как на неё претендовал император Паннонии (Венгрии и сопредельных придунайских стран) Лициний, чья ставка была в Сирмии (под Белградом). В результате Даза расширил свои владения ещё и на Малую Азию (Турцию). Лициний овладел всем Балканским полуостровом. В отличие от всех остальных императоров, Даза решил вернуться к антихристианской политике – фабриковал фальшивки против христиан (так называемые «акты Пилата»), пытался создать языческую церковную иерархию по примеру христианской. В Антиохии был казнён один из видных христианских мыслителей Лукиан. Однако для других императоров Даза в отличие от предшественников примером не являлся.

В самом Риме находился император Максенций, занимаясь там бурным строительством и вполне успешными экономическими реформами. Однако его всё больше ненавидели сенаторы – крупные землевладельцы, на которых он взвалил налоговое бремя. И сенаторы решили отказаться от идеи пребывания императора в городе Риме (уже задолго до Максенция императоры в Риме не находились), сделав ставку на Константина. Во власти Максенция находились Италия и Африка.

Как и Константин, Максенций и Лициний проводили политику благоприятствования христианской церкви. Однако, в отличие от Константина, в дела церкви не вмешивались. Тут и проявились нарастающие противоречия в трактовке самого христианского учения. На улицах Рима, Карфагена, городов Греции вспыхнули кровавые драки между сторонниками различных христианских учений, обвиняющих друг друга в «ереси». Требовался император в качестве арбитра. И эту роль на себя готов был взять Константин. Находящиеся при нём церковники выдвигают новую концепцию: «один Бог на небе, один император на земле».

 

Иллюстрации:

 

1. Святой Матернус

 

2. Посох Петра, воскресивший Матернуса

 

3. Трирская мозаика: Аполлон

 

4. Триумф Максимина Дазы (александрийская мозаика)

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________