Федераты

 

Пока командующий римской армией (и государством) Аэций вёл войну с бургундами на юго-востоке Франции, этим решил воспользоваться король живших на юго-западе Франции (в Аквитании, со столицей в Тулузе) германцев-вестготов – Теодерих, который  усилил в 436 г. свой натиск на средиземноморский римский порт – Нарбонну, осаждаемую им уже 3 года и, в результате, и без того измученный голодом город был взят штурмом. Это было катастрофой для всей подвластной римлянам части Франции – Прованса, поскольку в значительной степени через Нарбонну шло снабжение этой области африканским хлебом.

Однако, расправившись с бургундами, Аэций взялся за вестготов. Когда-то этот народ получил Аквитанию на правах  «федератов» - племени, обязующегося защищать Римскую империю. Но в 433 г.  вестготы воспользовались тем, что правящая тогда империей мать римского императора Валентиниана Третьего – Галла Плацидия объявила Аэция вне закона. В результате тому пришлось бежать в своё поместье под Нарбонной, откуда он и был изгнан вестготами. Несмотря на то, что Аэций смог вернуть себе власть при помощи полчища гуннов, а лишена власти была сама Галла Плацидия, вестготы так Аэцию и не подчинились. В 436 г. вестготы продолжали поддерживать связь с той частью имперского двора, которая мечтала свергнуть Аэция.

Расправляться с вестготами было поручено тем же гуннам, которые разгромили Бургундию. Однако, поскольку перед Аэцием не стояла задача полной ликвидации Вестготского королевства и, тем более, разорения чисто римских областей, лежавших между бургундами и вестготами, Аэций большую часть гуннской армии во главе с их правителями – Аттилой и Бледой, отпустил домой. И те, нагруженные тяжёлой добычей, вернулись на территорию нынешних Австрии и Венгрии.

Поход римской армии против вестготов возглавил римский полководец Литорий. Однако это был всё равно гуннский поход – жестокий и беспощадный. Гунны вели себя так, словно они были не друзьями, а врагами римлян. Огнем и мечом они разрушали все, что попадалось им на пути; они грабили и убивали. Их путь пролегал мимо виллы будущего наместника Галлии и римского императора - Авита, который возглавлял поход против бургундов в 431 г. По неизвестной причине какой-то гунн убил слугу Авита. Авит надел доспехи, вскочил на коня, догнал гуннский отряд и убил одного из гуннских офицеров, после чего невозмутимо вернулся домой. Добравшись до Нарбонны, гунны изгнали из неё готов, а каждому жителю дали по 50 кг зерна.

Дальнейшее наступление против вестготов Аэций решил не развивать, а гуннскую армию во главе с Литорием бросил в 437 г. на другой участок – на запад Франции, где за два года до этого восставшие против непосильной налоговой системы римские поселенцы – «багауды» избрали своего «императора» - Тибатто. Багауды были разбиты, Тибатто был взят в плен, его командиры частично перебиты, частично - закованы в цепи. Народ снова попал под налоговое бремя. После этого гунны опять были переброшены на борьбу с вестготами, но те уже были к этому готовы и вступили в затяжную «окопную» борьбу. В 438 г. военные действия против вестготов возглавил лично Аэций. Погибло 8 тысяч вестготов. Однако они не отступали.

Возникла угроза, что вестготы призовут на помощь свевов из Испании и вандалов из Африки. Для нейтрализации свевов Аэций отправил в Испанию дипломата Цензория, который уже выполнял эту миссию в 432 г. Ему в поддержку был назначен легат Фретимунд, судя по всему, – свевского происхождения. Также в Испанию был введён гарнизон во главе с Андевотом, что вызвало раздражение у свевов, – они считали себя единственной вооружённой силой в Испании, формально принадлежавшей римлянам. 70-летний король свевов Эрменрих, который начал править ещё задолго до переселения теснимых гуннами свевов через Рейн в 409 г. (тогда их королевство находилось в нынешней Словении), на тот момент был неизлечимо болен. Решив, что в одиночку он не справится с изменившейся ситуацией, Эрменрих решил в 438 г. назначить своим соправителем своего сына Рехилу. Другой сын Эрменриха - Хунимунд по-прежнему находился на территории Словении, – под господством гуннов. В отличие от живущих в Испании свевов, его народ назывался «свавами». Позже от них произошли баварцы.

Энергичный Рехила, сразу после провозглашения его соправителем, отправил армию на юг Испании – на разграбление богатой провинции Бетики (Андалузии), по-прежнему находившейся под римским управлением. Там он столкнулся с армией Андевота, разгромил её и убил самого Андевота.

С Африкой Аэций и вовсе ничего не мог поделать. «Союзники», - вандалы короля Гейзериха, окончательно распоясались; страна была подвергнута настоящему разграблению. Не желающие перейти в арианство католики-римляне были вынуждены оттуда бежать. Бежали, например, все богословы школы знаменитого Августина Блаженного, умершего во время вторжения вандалов в Африку. Начались пиратские рейды вандалов по всему Средиземноморью, особенно – в Сицилию. Пятерых своих придворных римского происхождения, которые помогли ему в 429 г. вторгнуться в Африку, Гейзерих казнил.

Тем временем, в 437 г. совершеннолетия достиг римский император Валентиниан Третий, которому исполнилось 18 лет. Судя по всему, чтобы не допустить вмешательства Валентиниана в государственные дела, Аэций отправил его в дальний и опасный морской путь в Константинополь – столицу Византийской империи, где император посватался к дочери византийского императора Феодосия Второго – 15-летней Евдоксии, вскоре ставшей его женой. Валентиниану Евдоксия приходилась двоюродной племянницей.

По возвращении в Равенну Валентиниан всё равно не имел возможности вмешиваться в государственные дела, – всё контролировалось Аэцием. Выращенный своей матерью Галллой Плацидией в неге и роскоши, Валентиниан стал вести легкомысленный и распутный образ жизни. У него было много женщин, несмотря на то, что его жена была исключительной красавицей. Общался он, в основном, со знахарями и астрологами.

Пока императорский двор Запада был погружён в разврат и веселье эпохи «Сикстинского возрождения», очевидно предчувствуя свою скорую гибель, Восточная (Византийская) империя всё более погружалась в религию. Даже изначально неверующая жена императора Феодосия Второго – Афинаида, тоже стала фанатично религиозной. В 438 г., вскоре после свадьбы своей дочери, Афинаида отправилась в паломническое путешествие в Иерусалим. Местные византийские власти в ожидании её прибытия явно переусердствовали и устроили массовый погром поселившихся там иудеев (по законам ещё второго века евреям в Иерусалиме жить было запрещено). В ночь, когда иудеи отмечали праздник суккот и ночевали в беззащитных шатрах за пределами своих домов, на них напало пять банд, координируемых неким Барзаумой, и всех перебили.

Однако для самой Византии, помимо непрекращающейся гуннской угрозы с севера, опять усилилась угроза с востока. В соседнем сасанидском Иране умер легендарный шах Бахрам-Гур, поддерживавший с византийцами, в целом, неплохие отношения. Новым шахом стал его сын Йездегерд Второй, который сразу же решил воспользоваться отвлечённостью византийцев на борьбу с гуннами, и вторгся на византийскую  территорию, несмотря на мощные фортификационные сооружения. Однако Иран был такой же жертвой для племён Великого Переселения народов, как и обе Римские империи, поэтому особых последствий эта война не имела.

 

Иллюстрации:

 

1.  Солид Валентиниана III с портретом, выпущенный в честь его свадьбы с Евдоксией

 

2. Золотой медальон с портретом Евдоксии

 

3. Афинаида

 

4. Йездигерд Второй

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________