Братья и сёстры

 

В 421 г. 37-летний римский император Гонорий наслаждался жизнью. Ему удалось совершенно невероятное: благодаря сложным и коварным интригам он смог лишить жизни всех возможных претендентов на его место. Из Африки возобновились поставки хлеба, что снизило социальную напряжённость в обществе. Его двор, находившийся в сверхукреплённом итальянском городе Равенне, купался в роскоши. Там велось активное строительство дворцов и соборов. Из Италии были удалены все разорявшие её варварские племена (хотя она всё равно была наводнена варварами, перешедшими на сторону Рима, при смешении римлян с ними постепенно «выкристаллизовывался» итальянский народ). Благодаря усилиям талантливого полководца Констанция были усмирены и все варвары на территории Испании и Италии. Из готского плена была возвращена сестра императора Галла Плацидия, которую он и выдал за Констанция, тоже в это время постоянно находившегося в Равенне. Воевать больше не приходилось, поскольку империи удалось заключить идеальные военные соглашения с наиболее мощными и, до недавнего времени, опасными народами. В результате порядок во Франции и Испании наводили вестготы, а за Альпами и на Балканах – гунны.

Констанцию Гонорий доверял безусловно, благодаря своему безошибочному нюху. В любом случае Констанций должен был быть ему благодарным за то, что получил руку императорской сестры, чего долго и упорно добивался. В результате его сын Валентиниан становился наследником престола, поскольку сам Гонорий был бездетным. Вскоре после женитьбы на Плацидии, Констанций стал терять популярность в народе: до того щедрый и бескорыстный, он стал заниматься бессовестным вымогательством. Судя по всему для того, чтобы удовлетворить огромные запросы своей августейшей супруги, – она хотела компенсировать долгие годы лишений готского плена. По настоянию Плацидии в 421 г. Гонорий объявил Констанция своим соправителем (Констанцием Третьим), причём уговаривать пришлось и самого Констанция: он не любил «светиться на публике», - это сковывало его свободу, ему уже нельзя было «забавляться, чем он привык забавляться, уходить, куда хотелось, и возвращаться когда хотелось», - как писал историк Олимпиодор. Более того, против этого категорически возражал восточно-римский император Феодосий, племянник Гонория, чьё согласие в этом случае требовалось. Но для Плацидии это обеспечило реальное положение императрицы.

Самого Констанция, некрасивого и неуклюжего, Плацидия не любила. Гонорию до того 3 года пришлось её уговаривать выйти за Констанция. Её большим расположением пользовался 24-летний офицер Аэций, сын командующего имперской кавалерией Гауденция. Плацидия знала Аэция по совместному нахождению в готском плену, после которого он побывал ещё и в гуннском. Явно по воле Галлы Плацидии Аэций получил в 421 г. должность командира дворцовой стражи, - место незаметное, но очень влиятельное. Отец Аэция получил «маршальскую» должность «магистер милитум» и отправился в неконтролируемую готами Северную Францию.

Обладая присущим побывавшим «на зоне» цинизмом, Плацидия и Аэций фактически захватили всю власть в Равенне а, следовательно, и в империи. Правой рукой Аэция был присланный в заложники гуннами 16-летний царевич Атилла, тоже его давний знакомый, который, таким образом, набирался опыта придворных интриг. Вокруг Плацидии тоже толпилась целая толпа «варваров», постоянно вступающих в драки с местным населением. Среди городских драчунов Равенны сформировались «партии» Плацидии и Гонория. Пламенным «рыцарем» Плацидии был наместник Африки Бонифаций, когда-то безуспешно пытавшийся освободить её из плена. Своим высоким и «хлебным» постом Бонифаций также был обязан Плацидии, к тихой зависти Аэция. В Африку отправился Бонифаций ещё в 417 г., сразу после свадьбы Плацидии и Констанция, и тут же ввязался  в борьбу с охватившими её еретическими учениями на стороне крупнейшего богослова тех времён - Августина Блаженного, а также с непрекращающимися восстаниями берберских племён. Власть Бонифация в Африке была безграничной. Он фактически не зависел от центральных римских властей.

Процарствовав семь месяцев, вполне здоровый и жизнелюбивый «император» Констанций умер от загадочной болезни лёгких. Теперь целью Плацидии было во что бы то ни стало завоевать расположение брата, чтобы развеять в нём вполне закономерные подозрения. Особенно Плацидии было важно, чтобы Гонорий не отобрал у неё огромные земельные владения, которые за бесценок скупил (или просто присвоил за долги) у разорённых готским нашествием римских «олигархов» её супруг Констанций, -  во время брака с ней. После смерти Констанция Гонорий получил множество петиций по этому поводу. И Плацидия попыталась приворожить женскими чарами родного брата. В результате, как пишет Олимпиодор: «... их безмерная любовь и частые поцелуи в уста внушили многим постыдные подозрения». Однако вскоре Гонорию многое стало ясно,  особенно благодаря новому (после смерти Констанция) командующему римской армией – Кастину, ненавидящему Плацидию и всё, что связано с «варварскими» влияниями в римской повседневной жизни. И любовь сменилась ненавистью. В результате Плацидия вместе с детьми была сослана в Константинополь и лишена своих богатств. Согласно Олимпиодору: «Один Бонифаций сохранил ей верность: посылал, как мог, из Африки, которой управлял, деньги, и старался услужить ей и в остальном. Впоследствии же он всячески старался вернуть ей власть». Аэций на этот период «лёг на дно».

В самом Константинополе, столице Восточно-Римской (Византийской) империи нравы были совсем другие. Там тоже правили родные брат и сестра – Феодосий и Пульхерия. Но поведения они были крайне пуританского. Империя постепенно превращалась в огромный монастырь, чем умело пользовались некоторые церковные иерархи. Очаги древней культуры, такие, как Афинская и Александрийская академии, были по их наущению разгромлены, как рассадники язычества. Постепенно невероятно образованные Феодосий и Пульхерия стали понимать, что это грозит скатыванию в каменный век. И стали принимать некоторые меры по возрождению светской жизни. Первым проблеском этого была женитьба Феодосия. Сама Пульхерия была свято верна своему обету безбрачия, однако младшего брата решила женить, иначе пресеклась бы династия. Её выбор неожиданно пал на Афинаиду, дочь философа разгромленной и  запрещённой Афинской академии Леонтия. Самое невероятное, что Афинаида вообще была язычницей! Пульхерию она поразила образованностью и разносторонними дарованиями, – Афинаида была замечательной поэтессой, и т.д. Феодосий влюбился в неё без памяти. Перед свадьбой Афинаиду крестил константинопольский патриарх Аттик, и она отныне стала зваться Евдокией. Тогда же был отправлен в отставку ставленник церковников –начальник имперской службы безопасности (префект претория) Монаксий. Префекты претория вообще перестали играть особую роль в жизни империи, однако усилилась роль командующего армией – Ардавура, вплоть до передачи этой должности по наследству. При этом Ардавур уже не мог быть проводником воли церковных иерархов, поскольку сам был арианином, – представителем другой веры.

421 г. оказался чуть ли не последним годом в истории Римской империи, в котором обошлось без крупных потрясений.

 

Иллюстрации:

 

1. Констанций Третий

 

2. Галла Плацидия с детьми

 

3. Афинаида

 

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________