Благие намерения

 

В 415 г. в одном из крупнейших городов Римской империи – Александрии Египетской, царила двойная жизнь. С одной стороны, люди разных религий свободно посещали театры, занимались науками, вели традиционный для античности светский образ жизни. С другой стороны, город был фактически в руках у религиозных фанатиков. Во главе их стоял недавно (в 412 г.) унаследовавший у своего дяди Феофила статус патриарха (папы) Александрийской Церкви - Кирилл. Согласно тогдашней иерархии христианского мира,  его статус был вторым по значению после римского папы и важнее патриарха константинопольского. При этом с тогдашним римским папой Иннокентием он был в ссоре – из-за нежелания признать заслуги умершего в 407 г. (во многом по вине Феофила) константинопольского патриарха - Иоанна Златоуста. Основатель традиционной православной Церкви, Иоанн, несмотря на то, что его самого обвиняли в религиозном фанатизме, неоднократно выступал против чрезмерного фанатизма Церкви Александрийской (Коптской), склонной решать религиозные вопросы путём физических расправ и уничтожать произведения искусства. Как показало будущее, Иоанн оказался трижды прав. Поведение христиан Александрии не вписывалось в представления о христианском милосердии, фактически готовило переход Египта к другой, более суровой, чем христианство, религии. Сам же святой Кирилл говорил по поводу святого Иоанна Златоуста: «Если Иоанн – епископ, то почему Иуда – не апостол?».

Поначалу Кириллу пришлось вести борьбу за власть с назначенной в столичном Константинополе администрацией. Во главе её стоял префект Египта Орест, напрямую подчинявшийся восточно-римскому императору. Назначен Орест был ещё правителем империи Антемием, в союзе с которым Феофил и свергал Иоанна Златоуста. При полновластном Феофиле Орест был совершенно незаметен. Однако после смерти Феофила Антемий попытался не допустить прихода к власти в Египте слишком независимого Кирилла. Молодой проповедник ещё при жизни Феофила пользовался огромной популярностью в фанатичной среде Александрии, в его распоряжении находились так называемые «медбратья» - бритоголовые «параболаны», - многочисленная «группа поддержки», набранная из бывших солдат и гладиаторов. Также за него горой стояли суровые монахи-пустынники Нитрийского монастыря (где Кирилл провёл молодые годы), которые ещё при Феофиле физически расправлялись с другими монахами, обвинёнными Феофилом в ереси. При этом Кирилл, в отличие от неряшливого Феофила, был одет по последней моде, молод и красив, обладал хорошим голосом и красноречием, что вызывало восторг у любителей «хлеба и зрелищ». Многим казалось, что с приходом к власти такого импозантного лидера, как Кирилл, закончилась эпоха феофиловского мракобесия.

При помощи Ореста Антемий пробовал сорвать выборы Кирилла. Для этого за несколько часов до них была организована попытка избрать в патриархи пресвитера Тимофея. Однако Кирилл успел направить туда толпу параболан, которые не только сорвали выборы, но и обратили в бегство направленный на охрану мероприятия гаринизон во главе с Абундацием.

В результате установилось «двоевластие». Однако в 414 г. Кирилл смог совершить переворот на высшем уровне, и соправителем малолетнего византийского императора Феодосия Второго становится его фанатичная старшая сестра Пульхерия, которая отправляет Антемия в отставку. Однако она, не желая слишком независимого положения Египта, откуда шли хлебные поставки в Константинополь, не отправляет в отставку верного императорской власти Ореста – главного врага Кирилла.

И Кирилл начинает борьбу собственными силами. Поначалу он провоцирует Ореста пойти на «превышение полномочий» - отбирает собственность у «еретической» Церкви новациан. Если бы Орест вмешался, – его можно было бы обвинить в попустительстве еретикам. Но Орест никак не отреагировал. Тогда Кирилл повёл борьбу с огромной еврейской общиной Александрии, с которой не конфликтовал даже Феофил. Иудеев тогда считали «хранителями Ветхого завета» и особых выпадов против них себе не позволяли даже фанатики. Тем более, что от них зависело обеспечение транспортировки хлеба и многие другие экономические мероприятия. Как правило, в еврейской среде всегда было несколько богатых человек,  что вызывало антисемитские настроения среди городского плебса, чем и воспользовался Кирилл.

Жители Александрии, как  христиане, так и иудеи, очень любили посещать театр, – христиане по воскресеньям, иудеи – по субботам. Это было очень удобным случаем для Ореста выступить перед началом представления с правительственными постановлениями. В одну из суббот в  415 г. его выступление сорвало появление на видном месте известного в городе антисемита Иерака. Иудеи громко требовали его удаления, Иерак отвечал насмешками. Орест приказал Иерака выпороть. Это тут же настроило против Ореста городской плебс. Кирилл прилюдно потребовал у вождей еврейской общины навсегда покинуть город. Они отказались. В эту же ночь кто-то поджёг одну из удалённых христианских церквей. По всему городу кто-то стал кричать о пожаре и призывать христиан спасать горящую церковь. В тёмных улицах на подступах  к горящей церквушке кто-то стал наносить бегущим к ней людям  смертельные удары по голове. При этом были свидетели, что наносящие удары показывали друг другу знак в виде колечка, вырезанного из пальмового дерева. Наутро Кирилл обвинил во всём этом лидеров иудейской общины, якобы мстящих за высылку из города, и благословил население на разгром синагоги и всего еврейского квартала. Совершенно очевидно, что всё это была им же подстроенная провокация, в чём его тут же и обвинил Орест.

Теперь, как пишет крупнейший русский православный богослов Карташев, перед Орестом стояла «неизбывная задача спасения евреев от погромов». В город мрачной толпой по зову Кирилла двинулись нитрийские монахи, которым Орест лично решил преградить путь. Неожиданно монахи стали обвинять его в язычестве, несмотря на то, что Орест показывал им нательный крест и кричал, что его лично крестил константинопольский патриарх Аттик. Его телохранители разбежались. Один из монахов по имени Аммоний разбил Оресту голову камнем, однако удар был не смертельным.  Законопослушные горожане бросились на выручку префекту, обратили монахов в бегство, а Аммония связали. После суда Орест подверг монаха мучительной смерти. Однако параболаны выкрали его тело, и Кирилл объявил его святым великомучеником, а его мощи - исцеляющими. Но вскоре из-за  насмешек здравомыслящих церковников Кириллу пришлось отменить «святость» Аммония.

Не зная как подступиться к Оресту, Кирилл пошёл на совершенно гнусное преступление. В те времена Александрия славилась тем, что в ней живёт блистательная женщина – философ и математик – Ипатия. Несмотря на то, что за несколько лет до этого император Феодосий Второй запретил математику как форму идолопоклонства, а всем математикам велел публично раскаяться и публично сжечь свои труды, к Ипатии это не относилось. Ею гордился сам Феофил. Многие христианские епископы были её учениками и отправляли к ней на рецензию свои труды (особенно епископ Кирены Ливийской – Синезий, – выдающийся философ–неоплатоник). При этом невероятно красивая женщина поражала своей скромностью, кутаясь в синий плащ философа, как в монашескую сутану, что с уважением подметил переводчик Библии на латынь Иероним. Ипатия изобрела прибор для измерения плотности жидкости – ареометр и мн.др. Она была последним представителем знаменитой александрийской (древнегреческой) научной школы, разгромленной фанатиками Феофила. При этом она, в отличие от других языческих философов, по-христиански ратовала за гражданские добродетели.

Фанатики Кирилла взялись и за неё. Кирилл знал о том, что её боготворил и посещал её лекции префект Орест, и публично выдвинул обвинение, что именно Ипатия наводит Ореста на мысли, вредоносные для христианской общины. Параболанам больше никаких установок не требовалось. Как пишет Карташёв: «Всегда звереющая при науськивании толпа напала на идущую в Академию Ипатию, обнажила ее, таскала по улицам и затащила в церковь. Тут какой-то фанатик, чтец Петр, забил насмерть измученную Ипатию. Оскорбленное тело Ипатии было рассечено на куски, даже мясо с костей ее было содрано устричными раковинами и сожжено на костре». Это вызвало возмущение во всём тогдашнем мире, прежде всего – в христианском. Этим гнусным поступком святой Кирилл нанёс христианству вред больший, чем все императоры, преследовавшие христианскую Церковь. Искушение власти оказалось сильнее многих других искушений, – в ловушку попали даже иступлённо молившиеся монахи.

Поняв, что это грозит отлучением от Церкви, Кирилл пошёл на сближение с римским папой, и даже признал святым Иоанна Златоуста. По Ипатии Кириллу пришлось объявить траур. Вскоре в христианстве появился культ святой Катерины Александрийской, замученной язычниками за полтора столетия до этих событий. Катерина считается в католическом мире главной покровительницей науки. В её образе явно узнаётся Ипатия. Саму Ипатию в святые произвести было нельзя; обычно в те времена крестились во взрослом возрасте, но она не успела. В 1881 г. католический богослов Коппалик смог снять с Кирилла обвинения в убийстве Ипатии, – якобы параболаны неправильно поняли Кирилла, однако его рассуждения признаны далеко не всеми, особенно в православном мире. Тем более, что специальным распоряжением императрицы Пульхерии, очень зависимой в духовном плане от Кирилла, никакого следствия по делу об убийстве Ипатии не проводилось.

Всё же Кирилл добился своей главной цели – сломленный этим убийством Орест ушёл с политической сцены. Указом императора Феодосия Второго был ликвидирован пост последнего патриарха (наси) иудейского сообщества Римской империи. Бывший друг покойного Феодосия Первого - наси (патриарх) Гамалиил Шестой был понижен до статуса «судьи», в котором он пребывал до 426 г., после чего еврейство вообще навсегда было лишено центрального органа. В Иерусалиме в том же 415 г. была возведена христианская базилика «Святой Сион», в которую были перемещены мощи апостола Стефана, якобы забитого камнями иерусалимскими иудеями в первом веке. Константинопольский патриарх Аттик объявил денежную премию евреям, пожелавшим креститься. Некоторые умудрились креститься по три раза. Александрию иудеи покинули.

Кирилл же продолжал свою плодотворную деятельность до 444 г. Благими намерениями оказалась выстлана дорога из просвещённой античности в мрачное средневековье.

 

Иллюстрации:

 

1. Афанасий Великий и Кирилл Александрийский. Афонская икона 14 в. Эрмитаж

 

2. Монастырь в Нитрийской пустыне

 

3. Александрийский театр

 

4. Руины античной синагоги (Синагоги Христа) в Капернауме

 

5. Ипатия (Рафаэль)

 

6. Антон Владимирович Карташев

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________