Бездомные боги

 

К 376 г. несметные полчища азиатских кочевников-гуннов, только за 4 года до этого появившиеся на просторах Восточной Европы, полностью разгромили все существовавшие там государства. Рухнула гигантская империя остготов, её повелитель Германарих покончил собой, моментально было захвачено и маленькое, но крепкое государство вестготов. Его правитель – Атанарих скрылся в горных ущельях Карпат с остатком преданных ему соплеменников. При этом он вытеснил живущих там сарматов, которые, в свою очередь, спустившись с гор, вытеснили дальше на Запад германские племена вандалов и гепидов. Вандалы и гепиды устремились на Рейн, пытаясь вторгнуться в принадлежавшую римлянам Галлию. Цепную реакцию Великого Переселения народов было не остановить.

Огромная масса народов Восточной Европы - остготов, аланов, антов, герулов и многих других также устремлялась на Запад, – одни в качестве авангарда гуннского наступления, признав над собой власть пришельцев из Азии, другие, наоборот, спасаясь от гуннского преследования. И те, и другие, неслись на Запад, сметая всё на своём пути.

При этом основная масса вестготов (во главе с князем Алавивом) решила отойти от Атанариха и примкнуть к другому королю вестготов – Фритигерну, - смертельному врагу Атанариха. Его государство располагалось в пограничной с Римской империей долине Дуная (в нынешней Румынии). У него было неоспоримое преимущество в их глазах - он был союзником Рима. То, что он был христианином и заставлял креститься своих подданных, бывших сторонников Атанариха уже не смущало. Ради спасения от гуннов они готовы были забыть своих традиционных богов.

Однако сам Атанарих на это пойти не мог. К тому же он всегда опасался коварства римских чиновников. За несколько лет до этого он категорически отказался даже подписывать мирный договор с Римом на римской территории, вынудив императора Валента встретиться с ним на корабле посреди Дуная – в нейтральных водах.

К Фритигерну с вестготами бежало множество остготов, вместе с наследником остготского престола – малолетним Видерихом, сыном убитого гуннами Витимира.

Естественно, сам Фритигерн и бежавшие к нему готские вожди прекрасно понимали, что скоро основные силы гуннов настигнут их и тут. Народ, который совсем недавно никого не боялся и считал себя наделённым божественной силой, теперь находился во власти сковывающего мозги страха. Готы даже не осознавали, что их набралось на берегу Дуная больше, чем было сил у нападающей стороны, и им лучше было попытаться организовать сопротивление, чем просить унизительной помощи у римлян. Однако, как пишет Аммиан Марцеллин, готы «отправили посольство к Валенту со смиренной просьбой принять их; они обещали, что будут вести себя спокойно и поставлять вспомогательные отряды, если того потребуют обстоятельства». Узнав об этом, к Дунаю устремилось множество и других германцев со всей Европы. Всем казалось, что на римской территории они окажутся в полной безопасности. «Расходились грозные слухи о том, что среди северных народов совершаются новые движения в необычайных размерах, и шла молва, что на всем пространстве от маркоманнов и квадов до самого Понта (Чёрного моря) множество неведомых варварских народов, будучи изгнано из своих обиталищ, внезапным натиском подошло к Истру (Дунаю) с женами и детьми. Сперва это известие принято было нашими с пренебрежением по той причине, что в тех пределах вследствие отдаленности театра военных действий привыкли получать известия, что войны или закончены, или по крайней мере на время успокоены. Но когда дело стало выясняться в его истине и слухи были подтверждены прибытием посольства варваров, которое настойчиво просило о принятии бездомного народа на правый берег реки, приняли это скорее с радостью, чем со страхом. Поднаторевшие в своем деле льстецы преувеличенно превозносили счастье императора, которое предоставляло ему совсем неожиданно столько рекрутов из отдаленнейших земель, так что он может получить непобедимое войско, соединив свои и чужие силы, и государственная казна получит огромные доходы из военной подати, которая из года в год платилась провинциями. С этой надеждой отправлены были разные лица, чтобы устроить переправу диких полчищ. Принимались тщательные меры для того, чтобы не был оставлен никто из этих будущих разрушителей римского государства, пусть даже он был поражен смертельной болезнью. Получив от императора разрешение перейти через Дунай и занять местности во Фракии (нынешней Болгарии), переправлялись они целыми толпами днем и ночью на кораблях, лодках, выдолбленных стволах деревьев. А так как река эта – самая опасная из всех и уровень воды был выше обычного вследствие частых дождей, то много народа утонуло, как те, кто при крайней переполненности судов слишком решительно плыл против течения, так и те, кто бросался вплавь». Несколько раз римляне пытались пересчитать новых переселенцев, но вскоре оставили эту затею. По приблизительным оценкам их было 40 тысяч. «Варвары выбрасывали на нас толпы вооруженных людей, как Этна извергает свой пылающий пепел».

«Первыми были приняты Алавив и Фритигерн, император приказал выдать им провиант и предоставить земли для обработки». Однако, как это всегда бывало в славной Римской империи, прекрасную затею погубили коррумпированные чиновники. Обеспечивать расселение готов должны были два военных коменданта - Лупицин и Максим, и до того довольно известные своим неумеренным корыстолюбием. «Пока варвары, переведенные на нашу сторону, терпели голод, эти опозорившие себя командиры завели постыдный торг: за каждую собаку, которых набирало их ненасытное корыстолюбие, они брали по одному рабу, и среди взятых уведены были даже сыновья старейшин», то есть провиант они отпускали совсем не даром – готы превращались в их личных рабов (сначала готы, не имея наличных денег, платили одеждой, коврами, оружием и другими ценными предметами). Сам император был отвлечён тяжёлой войной с Ираном и не мог контролировать ситуацию.

Однако на первых порах вестготы терпели. Их при этом набралось так много, что подоспевшим к Дунаю остготам, спасавшим представителя их королевской династии – Видериха, было отказано в убежище. Тем временем вестготы начали выражать беспокойство по поводу своего унизительного положения. Увидев это, Лупицин бросил против них армию, полностью сорвав войска с охраны дунайской границы. Увидев, что граница не охраняется, «остготы сколотили кое-как лодки, переправились и разбили свой лагерь вдалеке от Фритигерна», переселившись, таким образом, в Римскую империю нелегально.

Римляне при этом не осознавали, что своими руками готовят крах своего государства.

 

Иллюстрации:

 

1. Остгот

 

2. Гунн

 

3. Вестгот

 

4. Готские фибулы, найденные в Болгарии

 

5. Воин Фритигерна

 

6. Атанарих и Фритигерн в опере Вагнера «Волшебная липа»

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________