Баптистерий православных

 

В  404 г. в Византийской империи продолжались драматические события, в центре которых был лучший в истории христианский толкователь Библии, борец за морально-этическое исправление человечества – патриарх константинопольский Иоанн Златоуст. Римскую аристократию, особенно службу безопасности во главе с префектом претория Аврелианом, не устраивало отношение народа к Златоусту, как к своему вождю, проявившееся после изгнания из империи готов. Это подрывало престиж императорской власти. В течение 403 г. все усилия Аврелиана были направлены на прекращение поддержки Златоуста со стороны императора Аркадия, и особенно – его властной супруги Евдоксии. Когда эта цель была достигнута, состоялся незаконный суд над Златоустом на Соборе «под дубом», где Златоуста осудили на изгнание не местные епископы, а прибывшие из Египта - во главе с сумасбродным александрийским патриархом Феофилом. Однако благодаря заступничеству римского папы Иннокентия  и западно-римского императора Гонория, опиравшихся на ищущего повод ко вторжению в Византию западно-римского главнокомандующего Стилихона, а также - народному восстанию и напугавшему Евдоксию землетрясению, Иоанн триумфально вернулся в Константинополь.

Однако упрямый Аврелиан заново решил рассорить Златоуста с Евдоксией. Согласно  римским языческим традициям, решено было установить на центральной площади столичного Константинополя её золотую статую. Экспансивная Евдоксия бурно веселилась на её «презентации». Аскетичного Златоуста это языческое торжество повергло в шок. И он выступил с гневной речью, в которой прозвучало: «Еще Иродиада беснуется; она пляшет, она требует головы Иоанна», - то есть сравнивал себя с Иоанном Крестителем, а Евдоксию - с Саломеей, потребовавшей в подарок его голову. Это не очень заслуженное оскорбление Евдоксия вынести не смогла, и императорская семья перестала посещать патриаршие церковные службы даже по большим праздникам.

Не осознав шаткости своего положения, Иоанн потребовал созыва нового церковного Собора, где хотел посрамить своих клеветников. Однако усилиями службы безопасности, на него опять съехались в основном проинструктированные Феофилом египтяне (хотя сам Феофил не явился) и опять приговорили Златоуста к изгнанию. На этот раз служба безопасности была наготове, имея на руках приговор «об оскорблении императорского величия». Златоуст тут же был арестован, и после долгих уговоров не желавшей идти на крайние меры императрицы (тем временем народ начал штурмовать здание, в котором содержался Златоуст), этапирован в отдалённый армянский Кукуз, за горой Арарат, в "самое пустынное место всего государства", по словам Златоуста, где он очень дружелюбно был принят местным населением и продолжал активную переписку со своими сторонниками, которых стали называть «иоанниатами».

Как только о тайной экстрадиции патриарха узнали в константинопольском простонародье, кто-то подложил огонь прямо под церковную кафедру патриаршего собора святой Софии. Знаменитый собор тут же загорелся. Пламя перекинулось на соседние аристократические дворцы и на здание Сената со многими античными сокровищами. Всё это было уничтожено в считанные часы.

На место Иоанна новым патриархом был избран 80-летний Арсакий, такой же бесцветный и молчаливый, как его брат Нектарий, занимавший патриарший престол до Иоанна. Несмотря на его уговоры, назначенные Златоустом епископы и священники отказались подписывать бумаги об отречении Златоуста, что было поводом для заведения дел и на них.

Вскоре после этих событий, у 24-летней императрицы Евдоксии, совмещающей многочисленные роды (у неё уже было пятеро детей) с бурным образом жизни и при этом управлявшей государством в очень непростое время, случился выкидыш с последующим кровотечением, которое стоило ей жизни.

Убитый горем император Аркадий вскоре смог принять у себя командующего армией Антемия, который потребовал смещения префекта претория Аврелиана, который явно не обеспечивал поддержания порядка в стране. Раньше он не мог этого сделать, поскольку Аврелиану доверяла Евдоксия. Сам Аркадий больше доверял Антемию - создателю византийской армии. Его он и назначил новым префектом претория. Отныне страной стал править прямолинейный и жёсткий Антемий.

Незадолго до смерти Евдоксии, умер и патриарх антиохийский Флавиан, четвёртый человек в церковной иерархии Римской империи, после римского папы, патриархов константинопольского и александрийского. Он был учителем Иоанна Златоуста, и именно его усилиями Иоанн стал патриархом вопреки попыткам Феофила провести своего человека. На место Флавиана сторонники избрали патриархом Констанция, который был другом Златоуста и Флавиана. Однако власти уговорили его отправиться «посланником» к Златоусту в его место ссылки. За время его отсутствия власти дождались, пока страсти улеглись, и навязали Антиохии нового патриарха – Порфирия, - одного из врагов Златоуста. Показателен последовавший церковный указ об отлучении от Церкви всех, кто не хочет причащаться у Арсакия, Феофила и Порфирия. А таких было немало. В то же время против Златоуста удалось настроить даже гениального переводчика Библии на латынь Иеронима. Вернуться из ссылки Златоусту уже было не суждено.

На Западе Римской империи в это время оправлялись от урона, нанесённого готами Алариха во время его недавнего вторжения. Жизнь входила в нормальное русло. Весьма показателен случай, произошедший в Риме в 404 г. Во время любимых народом, несмотря на всеобщее крещение, гладиаторских боёв, на арену Колизея выскочил монах Телемах, и отвёл руку гладиатора, который должен был по решению зрителей прикончить поверженного им соперника. Разгневанные зрители разорвали монаха в клочья. И он был причислен к лицу святых великомучеников. После этого император Гонорий навсегда запретил гладиаторские бои.

Сам Гонорий жил в Риме уже два года, поскольку столичный Милан оказался слишком лёгкой мишенью для всевозможных захватчиков. Однако жить в перенаселённом Риме было тоже нелегко. И было решено перенести столицу в сильно укреплённый ещё императором Августом и, к тому же, окружённый непроходимыми болотами порт на Адриатике, в устье крупнейшей реки Италии – По, – Равенну. Его положение облегчало эвакуацию императора сразу в нескольких направлениях. Начался последний, «равеннский» период существования Римской империи. Сразу после переноса столицы, в Равенне началась перестройка построенного в 378 г. домского (епископского) собора Воскресения Христова. Руководил перестройкой епископ города (с 399 по 426 г.) Урсий,  именем которого тоже часто называют эту церковь. В христианском мире сразу усилилась роль равеннских епископов. В наше время от собора сохранился только так называемый «баптистерий (крещальня) православных», то есть – не ариан. Это была первая из длинного перечня уникальных церквей Равенны. В обустройстве города особое участие приняла также переселившаяся туда 16-летняя сестра императора – Галла Плацидия. При этом она стала занимать и главенствующие позиции в жизни всего государства, освободившись от опеки проживающей в Риме Серены - жены военачальника Стилихона и сестры Гонория.

404 г. был отмечен ещё одним эпохальным событием. Китайские металлурги умудрились при помощи быстрого охлаждения слить воедино чугун (открытый тоже китайцами в 6 в. до н.э.) и ковкое железо, и получили принципиально новый материал – сталь, соединивший прочность чугуна и ковкость железа. Хотя в ограниченном количестве получить сталь удавалось и раньше, например в Норике (римская провинция в районе Зальцбурга), – для оснащения римской армии, или в доримской Испании - для создания мечей особого рода. Но всё это было очень не дёшево. Китайцы же путём закаливания стали сделали её производство достаточно массовым. Это открытие можно считать технологическим переходом от античности к средневековью, огромным скачком в техническом развитии человечества.

 

Иллюстрации:

 

1. Евдоксия

 

2. Аркадий

 

3. Гонорий

 

4. Иоанн Златоуст

 

5. Трон константинопольского патриарха

 

6. Телемах

 

7. Баптистерий православных

 

8. Галла Плацидия. Портрет 404 г.

 

9. Урсий

 

10. Китайская выплавка стали

 

Борис Грейншпол

__________________________________________________________